Анализ уровня доверия в РФ


Сегодня все больше исследователей, политиков, предпринимателей, гражданских активистов говорят о важности и значимости формирования культуры доверия между различными социальными группами людей, проживающих на той или иной территории.

Необходимость создания и развития коммуникационных площадок в муниципальных образованиях, которые могут стать пространством для эффективной коммуникации жителей конкретной территории с органами муниципальной власти, бизнес-сообществом, НКО тесным образом связана с тенденцией снижения уровня доверия между различными региональными и местными стейкхолдерами. Действительно, сегодня можно наблюдать снижение доверия россиян к органам региональной и муниципальной власти, высокий уровень социальной предвзятости между бизнес-сообществом и некоммерческими организациями, которые зачастую рассматриваются как конкуренты малого и среднего бизнеса, как институты, живущие только на государственные гранты и не способные к разработке и реализации устойчивых социальных и социально-предпринимательских проектов. Особенности изменения уровня доверия россиян к государственным институтам демонстрирует представленный ниже рисунок (Рис. 1)[1].    

Рис. 1 Уровень доверия жителей РФ к государственным и муниципальным институтам.

На рисунке представлен (в процентах) уровень доверия россиян отдельным государственным и муниципальным институтам за 2015 и 2016 годы. Столбцы диаграмма символизируют суммарные значения за оба года, при этом темно-красным цветом обозначены значения 2015 года, темно-зеленым — 2016 года. Какие очевидные выводы мы можем сделать из данного графика?

Во-первых, мы можем наблюдать что имеется устойчивая тенденция снижения уровня субъективного доверия граждан страны государственным и муниципальным институтам. По всем позициям имеется существенное снижение уровня доверия, за исключением Президента РФ, доверять которому стали хоть и чуть меньше, но это падение не столь существенно (с 91,7% россиян в 2015 году до 87,5% в 2016). Причины такой ситуации могут быть разными, но в данном случае для нас важно понимание того, что сегодня уровень культуры доверия в нашей стране недостаточно высок, что, в свою очередь, ставит серьезную задачу решения данной проблемы, в том чисел и через создание и развитие коммуникационных площадок в муниципальных образованиях.

Во-вторых, в рамках настоящего модуля очень важно указать на значительное падение доверия жителей страны институтам муниципального управления, таким как органы местного самоуправления (в данном случае речь идет об администрациях муниципальных образований) и муниципальные совещательные органы (муниципальные думы). Можно видеть, что уровень доверия органам местного самоуправления снизился с 60,3% в 2015 году до 46,4% в 2016, при этом значения уровня доверия для муниципальных Дум составляют 64,9% и 46,8% соответственно. Такая ситуация свидетельствует о том, что сегодня одним из важнейших вопросов муниципального развития является развитие системного взаимодействия с представителями местного сообщества и повышение уровня доверия со стороны населения.

В-третьих, также отметим существенное снижение доверия к региональным органам исполнительной и представительной власти. Хотя это падение ниже, чем на уровне муниципальных институтов власти, тем не менее,   не учитывать этот фактор при проектировании и развитии коммуникации между различными региональными и муниципальными стейкхолдерами нельзя.

При изучении вопроса уровня доверия между различными социальными группами в нашей стране, важен не только общий показатель культуры доверия, но и оценка того, каким образом сегодня формируются отношения между различными сегментами общества: властью, бизнесом, НКО. Продолжая анализ остановимся на оценке того, каков уровень доверия институтам государственной и муниципальной власти со стороны предпринимателей (или потенциальных предпринимателей) и гражданских активистов (в том числе, действующих и потенциальных участников НКО). 

В рамках анализируемого нами исследования была сформирована особая группа респондентов, в которую вошли работающие и потенциальные предприниматели, а также тех, кого можно отнести к гражданским активистам. При этом, эта категория граждан вошла в группу с «активной» жизненной позицией, все остальные были отнесены к категории с «пассивной» жизненной позицией. При этом шкала уровня доверия в процентах была преобразована в четыре категории (от очень низкого до очень высокого). Результаты анализа представлены на рисунке 2.

Рис. 2 Уровень доверия к государственным институтам людей

с активной и пассивной жизненной позицией

Мы можем видеть, что люди с активной жизненной позицией, к которым относятся действующие или потенциальные предприниматели, а также участники НКО и гражданские активисты в значительно меньшей степени доверяют институтам государственной и муниципальной власти.  Действительно, например, очень высокое доверие к государственным институтам демонстрируют более 45% людей с пассивной жизненной позицией, в то время как среди граждан с активной позицией таких респондентов чуть более 20%.

В данном случае речь идет об очень важном феномене, который необходимо учитывать сегодня при проектировании развития той или иной территории. Если наиболее активные граждане муниципального образования недостаточно доверяют органам муниципальной власти, это означает, что они с меньшим интересом и активностью будут вовлекаться в какие-либо проекты, инициированные местными органами самоуправления, что в свою очередь отразиться на эффективности деятельности по социально-экономическому развитию конкретной территории.

Важно, указать и на тот факт, что уровень доверия, информированности и партнерства между бизнес-сообществом и некоммерческими организациями в нашей стране также недостаточно высок, что еще более усиливает потребность в развитии коммуникации между всеми секторами российского общества.

Низкий уровень партнерства бизнеса и НКО связан со слабой информированностью этих субъектов друг о друге, неготовности вступать в системную коммуникацию по поиску и реализации общих проектов. В качестве данных подтверждающих сделанный вывод приведем результаты всероссийского социологического исследования «Проектная деятельность российских НКО: ключевые направления и социальный эффект. Особенности межсекторного восприятия и оценки»[2]. Выделяется несколько причин низкого доверия между бизнес-сообществом и некоммерческими организациями.

Во-первых, значительное число предпринимателей, не информировано о деятельности некоммерческого сектора в принципе. Это связано и с низкой информационной активностью НКО, и с отсутствием системной государственной информационной политики в этой сфере.

Во-вторых, информационная компания российского государства, связанная с НКО -иностранными агентами привела к серьезным деформациям в массовом общественном сознании, когда представители малого и среднего бизнеса (даже сами, являясь членами общественного объединения, например «Опоры России») начинают рассматривать НКО отдельно от других форм общественной самоорганизации, таких как некоммерческие фонды, общественные организации и т.д. Термин «НКО» превратился в мем, имеющий ярко выраженные негативные коннотации в глазах предпринимателей. При этом тот факт, что общественная организация – это тоже НКО является для них своеобразным откровением, и не воспринимается как адекватная информация.

 

Фрагмент фокус-группового интервью

(региональное отделение «Деловой России»)

Участник: Очень часто поднимается момент, что НКО создаются иностранными организациями, с иностранным инвестированием, как агенты влияния. Они еще ведут политическую деятельность.

Участник: Сейчас есть закон, и им эта деятельность запрещена.

Участник: Но как, например, можно отличить социальную от политической? Можно под эгидой помощи социальным группам, проводить агитацию.

 

В-третьих, для определенной части малого и среднего бизнеса НКО становятся стратегическим конкурентом, поскольку либо выходят на тот же рынок, что и бизнес, либо оттягивают ресурсы в виде грантов и субсидий из реального сектора.

Информант, предприниматель

Создавая НКО, мы бизнес подменяем структурой, которая говорит, о какой-то миссии. А эта грань очень размыта. Можно нулевой доход показать, и я НКО. Так что ли? Пусть бизнес этим занимается и играет в одном правовом поле. Вот я вижу проблему – больной человек, но его государство не лечит, и деньги собираются. Передайте эти функции бизнесу. Они должны быть коммерциализированы. НКО – это тот же бизнес. Чем он отличается? Тем, что он с нулевым доходом, и бизнес есть такой же. Зачем изобретать велосипед.

 

Не менее важен и тот сегмент предпринимателей, которые воспринимают НКО как механизм получения и освоения грантовых и субсидиарных средств. При этом отдельный единичный опыт подобного взаимодействия с некоммерческой организацией (к предпринимателю обратилась НКО с просьбой о помощи в обналичивании средств гранта) приводит к экстраполяции его на весь третий сектор. 

Информант, муж., предприниматель

Могу сказать конкретно. Почти все НКО созданы для отмывки денег. Если ко мне придет НКО, на чем-то хочет отмыть. У них у всех цель одна. А тем более вот эти дурацкие гранты. Они сразу считают – миллион возьму, на 100 тыс. куплю, за миллион отчитаются. Документы отчетные покупаются. Там прозрачная отчетность – но это все липовое.

 

Таким образом, мы можем наблюдать достаточно низкий уровень информированности и доверия определенной части предпринимателей в отношении некоммерческого сектора в нашей стране, что, во-первых, приводит к ответному недоверию, во-вторых, зачастую разрушает возможности для системной коммуникации между этими институтами.

Социально-экономическое и социокультурное развитие отдельных территорий, в условиях дефицита ресурсов во многом определяется уровнем доверия между различными стейкхолдерами, их готовностью в отдельных ситуациях жертвовать своими корпоративными интересами, ради интересов муниципального образования, уровнем солидарности и совместной активности в сфере проектирования будущего территории. При этом, как показывает целый ряд современных исследований, уровень доверия между гражданами страны, государственными и муниципальными органами власти, предпринимателями, НКО, гражданскими активистами не всегда является оптимальными, что в свою очередь требует системных решений, по его увеличению. Одним из таких решений, которое уже сегодня реализуется в целом ряде муниципальных образований страны, является развитие коммуникационных площадок, на которых происходит открытое обсуждение проблем, перспектив развития, вопросов брендинга и ребрендинга территории между представителями различных социальных групп. Такие площадки становятся не просто формальными пространствами для общения различных групп интересов, но и становятся центрами разработки и принятия муниципально-общественных решений, что, безусловно, повышает качество муниципального управления в целом.

[1]    Данные взяты из исследования «Доверие к государственным институтам и стратегии экономического поведения граждан», которое проведено Центром социологических исследований РАНХиГС в рамках проекта «Евробарометр в России», подробнее:  http://www.rbc.ru/politics/29/03/2017/58dbb1ed9a7947e4c4de9dcb


[2]             При реализации проекта использованы средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от  01.04.2015 № 79-рп и на основании конкурса, проведенного Фондом ИСЭПИ.